Четверг
21.09.2017
13:24
Приветствую Вас Гость
RSS
 
Прекрасный новый мир
Главная страница Регистрация Вход
Статьи »
Меню сайта

Категории каталога
Общие вопросы [11]
Колдовство [10]
Разные заговоры, обряды
Православие [6]
Христианство
Целительство [8]
Заговоры, обряды, методики на исцеление
Биоэнергетика [16]
Работа с энерго-информационными структурами
Приметы [22]
Во что мы верим

Начало » Статьи » Магия » Приметы

Доллар за душу
ЭРЛ  ВИКЕРС
Доллар  за  душу

Перевод  Андрея  Новикова

     Последняя теория Джорджа касалась человеческой продажности.
     —  Каждый имеет цену, — заявил он, — и цена эта обычно вполне доступная.
     Я знал, что насмешки лишь ободрят его.
     —  Имеет, но не каждый, — возразил я.
     —  Отнюдь, потому что у каждого есть свое слабое место. — Он умолк, глядя мне в глаза. — Вопрос лишь с том, чтобы отыскать эту слабость и воспользоваться ею.
     На меня пахнуло холодным ветерком из кондиционера. Библиотекарь бросил на нас косой взгляд.
     —  Так о чем ты говорил? — прошептал я.
     —  Я говорю о том, что если каждый из нас еще не продал все, во что он только верит, то лишь потому, что такая возможность не предоставлялась. Готов поспорить, что один человек может заставить каждого из нашего одиннадцатого класса продать свою душу.
     На этот раз я рассмеялся.
     Ну, если кто на это способен, так только ты, Джордж.
     —  Знаешь, а по-моему ты прав! Какая грандиозная идея!
     —  Что? Ты собираешься начать скупать людские души?
     —  Конечно, почему бы и нет? Рынок я ограничу — весь выпускной класс. А срок — до следующей пятницы. — Джордж на мгновение задумался. — Да, готов поспорить, что смогу это сделать.
     —  Ни за что.
     —  Прекрасно. Давай заключим небольшое пари. Если я выиграю, это докажет, что моя теория верна, то есть все люди продажны. Если выиграешь ты, я признаю, что был неправ.
     —  Так оно и будет.
     —  Посмотрим.
     Мне еще не доводилось слышать, чтобы Джордж проигрывал спор, но в этом случае победить он никак не мог. Он может заполучить две-три души — у него исключительная способность выискивать дефекты в характерах других людей. Но у каждого ученика выпускного класса? За неделю? Я, к примеру, вовсе не намереваюсь продавать кому-либо свою душу за любую цену.
     И я согласился на пари.
     

*  *  *

     За выходные Джордж отпечатал на машинке пачку весьма солидно выглядящих бланков передачи души. С утра в понедельник я принялся наблюдать за его действиями.
     —  Считай, что тебе дарят деньги. Подпишись и получи доллар. Это же так просто.
     Марк Соммерфилд взял бланк и прочитал текст.
     «Обладатель данного документа отныне является полным владельцем души, ранее принадлежавшей нижеподписавшемуся».
     —  Что-то я не понял, — сказал Марк после паузы. — Зачем тебе наши души.
     —  Это просто хобби, — пояснил Джордж. — Вроде коллекционирования марок, монет или банок из-под пива.
     —  Да, но тут дело совсем другое, — возразил Марк — Я в том смысле, что разве тебе не кажется, что моя душа стоит побольше пивной банки?
     —  Смотря как на это посмотреть.
     —  Пусть будет хотя бы десять долларов.
     —  Знаешь, в этом-то и прелесть нашей системы свободного предпринимательства. Если сможешь заработать десять долларов — или миллион — где-нибудь в другом месте, то приходи ко мне в гости. Но, как мне кажется, ты все равно узнаешь, что текущий обменный курс… дай-ка я еще разок проверю. — Джордж вытащил калькулятор и сделал пару быстрых расчетов. — Да, одна душа идет ровно за доллар.
     Марк попытался поторговаться и поднять цену до полутора, но в конце концов сдался.
     —  Ладно, один доллар. Но мне все-таки кажется, что она стоит больше. — Он помедлил. — Мне ведь не нужно будет подписываться кровью, или еще чем-то?
     —  Совсем не обязательно, — заверил его Джордж, вытаскивая из кармана рубашки четырехцветную ручку. — Простая формальность из прошлого. Прекрасно годятся и чернила, хотя, конечно, красные… предпочтительнее.
     Джордж щелкнул красной кнопочкой на ручке и вручил ее Марку. Тот подписал бланк передачи души и получил взамен доллар.
     До начала второй лекции Джордж заполучил еще полдюжины душ, но большинство остальных ребят отшили его сразу.
     Я увидел его снова во время ленча. Новость уже распространилась, и теперь его окружала небольшая толпа. Кому-то хотелось доказать, какой он бесстрашный и свободомыслящий, другие восприняли его предложение за шутку и рады были ее поддержать, предположив при этом, что контракт не может иметь законной силы, Большинство же просто хотело заполучить на халяву доллар, пока у Джорджа не кончились деньги.
     
*  *  *

     Билли Шонветтер подошел к столу Джорджа во время ленча.
     Парень он был робкий и застенчивый, да и умом не блистал. К тому же он был готов на все, лишь бы не отстать от остальных.
     —  Купишь мою душу? — спросил он своим обычным дребезжащим, словно надтреснутым голосом.
     —  У тебя нет души, — ответил Джордж, — а если бы и была, я все равно не стал бы ее покупать.
     Билли встревожился.
     —  У меня есть душа.
     —  Докажи.
     Билли смутился. Стоявшие рядом парни пытались не смеяться громко.
     —  Ну? — потребовал Джордж.
     —  У меня тоже есть душа, — повторил Билли.
     —  Сомневаюсь. А даже если и есть, я не стал бы ее брать, даже если бы ты мне за это заплатил.
     —  Взял бы.
     —  Отвали.
     У Билли был такой вид, словно он сейчас заплачет. Он выудил из бумажника доллар и швырнул его Джорджу.
     —  Держи. Где надо подписаться?
     —  Послушай, — сказал Джордж, отодвигая доллар в сторону. — Мне приходится выбирать души. Не могу же я покупать любую подвернувшуюся?
     —  Сколько? — спросил Билли.
     —  Пять зеленых.
     Билли заглянул в бумажник.
     —  У меня с собой только три.
     Джордж вздохнул.
     —  Ладно. Давай то, что есть, а остальное принесешь завтра.
     Билли обрадованно заверил, что принесет ему деньги сразу с утра, потом с гордостью подписал бланк и показал его Джорджу.
     —  Вот видишь, у меня действительно есть душа.
     Джордж взял бланк и тут же поправил Билли:
     —  Была. Прошедшее время.
     Билли снова смутился.
     Теперь бизнес Джорджа процветал, превратившись в новое увлечение. Но многие продолжали считать, что это отвратительно, и что они не продали бы душу ни за какие деньги.
     После занятий я встретился с Джорджем у входа в школу. Он открыл дипломат и показал мне пачку бланков.
     —  Рею я дал за душу два доллара, — сказал он. — Я решил, что у черного парня больше души, чем у нас.
     Я покачал головой.
     —  Кстати, а где ты взял на это деньги?
     —  А, сказал отцу, что собираюсь организовать маленькую фирму, и он одолжил мне полсотни как стартовый капитал. Я их уже почти все потратил. Кажется, все легкие души я уже заполучил.
     —  А как ты собираешься раздобыть остальные?
     —  Пока не знаю. Но что-нибудь придумаю.
     
*  *  *

     Во вторник перед началом занятий у входа собралась большая толпа, поджидавшая Джорджа. Это были те самые, кто заключил с ним вчера сделку.
     Все они говорили, какие жуткие сны им снились прошедшей ночью, и что они не знали, как плохо им будет без души. Подошедший Джордж тут же оказался в плотном кольце.
     —  Мы все передумали, — заявил Бет Рейнхарт, — и теперь хотим свои души обратно.
     —  Сделка есть сделка, -возразил Джордж. — Раньше надо было думать. Уверен, со временем вы все привыкнете. У многих людей нет душ.
     Но никто из них и не собирался привыкать. Никогда. Они попытались описать охватившие их ужас, отчаяние, чувство вины и утраты. Потом попробовали умолять, упрашивать, угрожать.
     —  Верни мне мою душу, — сказал Пол Чемберлен, — или я пойду к директору.
     Наступило напряженное молчание.
     —  Что ж, поступай, как пожелаешь, — ответил Джордж, — но ты и сам нарвешься на неприятности. В конце концов, каким надо быть человеком, чтобы продать свою бессмертную душу за доллар? А что, если об этом узнают твои родители? Что они подумают?
     Пол пошел на попятную.
     —  Хорошо, хорошо. Я не стану на тебя капать. По крайней мере, сейчас. Но свою душу я все равно хочу вернуть.
     Тут Джордж предложил им всем успокоиться и помолчать, а сам пообещал подумать. Все неохотно согласились.
     На первой лекции Джордж уселся в заднем ряду и принялся размышлять, нервно покачивая ногой. Неожиданно на его лице вспыхнула знакомая улыбка. Я стал свидетелем рождения новой потрясающей идеи.
     
*  *  *

     После занятий Джорджа снова обступили те, кто продал ему душу.
     —  Хорошо, — сказал Джордж. — Я передумал. Вы можете получить свои души обратно, — тут глаза у всех вспыхнули, — …за десять долларов и три новых души.
     Его предложение шокировало всех, а когда до них постепенно дошел его смысл, все были просто потрясены.
     —  Кроме того, — продолжил он, — три дополнительные души должны быть из нашего класса — по крайней мере до тех пор, пока весь одиннадцатый класс не будет продан. Можете начать со своих лучших приятелей. Ближе к концу вам придется здорово поднапрячь мозги.
     Все выстроились в очередь, взяли по три пустых бланка и разошлись — медленно, словно в трансе. Глаза у них были пустые, лица бледные. Я уже видел начало того, что скоро наступит: по коридорам ходит армия зомби, выискивая новые жертвы. Один из них,парень, которого я даже не знал, случайно наткнулся на меня и спросил, не могу ли я одолжить ему на несколько минут свою душу.
     —  Я буду очень хорошо о ней заботиться, — сказал он. — Слушай, хочешь в обмен на время мое школьное удостоверение?
     Я отпихнул его и направился на поиски Джорджа.
     —  Ты что, не видишь, что происходит?
     —  Вижу. Потрясающе.
     —  Ты только взгляни на них! Они же превратились в ходячие
     и разговаривающие трупы.
     —  Это просто их воображение, — пояснил он. — Кому-то захотелось вернуть душу, и вдруг все остальные захотели тоже. Это заразно ничуть не меньше, чем желание продать свою душу, как это было вчера.
     —  Да, это похоже на болезнь, и ты заставляешь их ее распространять.
     —  Я ничего не заставляю их делать, — сказал Джордж. — Я просто дал им возможность. Вчера у них был шанс доказать, какие они продажные шкуры, а сегодня — какие они сволочи.
     —  Но что это дает тебе?
     —  Послушай, — сказал он, вытаскивая бланк. — Ведь на самом-то деле никакая это не душа. Просто лист бумаги. Точно такой же, как долларовая бумажка — она имеет ценность только потому, что люди в нее верят. Я лишь обмениваю один лист бумаги на другой, а бумага зеленого цвета имеет большую ценность, вот и все. — Он улыбнулся. — Я знал, что должен существовать способ заработать на этом деньги. Покупай дешево, продавай дорого!
     —  А ты просто будешь сидеть, да поглядывать, как они станут делать для тебя всю грязную работу.
     —  Я назову это МЗМ — «Мультизомби Маркетинг». Да, на этот раз я действительно превзошел самого себя.
     —  Уж этот точно, — сказал я и ушел.
     
*  *  *

     К полудню колледж превратился в сумасшедший дом. Спрос на души непрерывно рос. Богатые парни стали предлагать премиальные за информацию, дающую им возможность купить третью душу. Другие, ухватившись за шанс, стали действовать как посредники: агентами, брокерами, банкирами, оптовиками и розничными торговцами. Им казалось, что они смогут заработать на суматохе, не увязнув в ней сами. Где бы я ни проходил, везде натыкался на партии в покер, лотереи, аукционы — души закладывали и одалживали, покупали и продавали. Преподаватели начали подозревать что-то неладное.
     
*  *  *

     На следующее утро все уже расшибались в лепешку, пытаясь скупить еще непроданные души. Некоторые из парней едва не набросились на меня с кулаками, когда я отказался продавать свою.
     Перед третьей лекцией Джордж сел рядом со мной. Дожидаясь звонка, он рассказал мне обо всем, что происходило.
     —  Я собирал после лекции учебники, и тут Дуг — верзила из нашей футбольной команды — подошел, приподнял меня за шкирку и прижал к шкафчику в раздевалке. Потом забормотал что-то о возвращении своей души. Я ему объяснил, что если он когда-нибудь хочет получить ее обратно, то должен всячески воздерживаться от нанесения мне вреда. Более того, следить, чтобы этого не сделал никто другой. Так что теперь у меня даже появился телохранитель!
     —  Очень интересно,- отозвался я.
     —  А Эми принялась продавать свою душу каждом желающему. Она-то загребла себе денежки, зато потом те парни пришли комне, решив, что получат свои души обратно, но я им объяснил, что душа Эми у меня уже есть, а у них только дубликаты.
     На этот раз я промолчал.
     —  Потом Роджер принес мне три души, но я не знал, чья одна их них, спросил. Оказалось, то была душа его бабушки. Он сказал, что она всегда рада помочь ему в учебе, чем может. Роджер очень расстроился, когда я ему сказал, что эта душа не в счет.
     —  Все это вскоре обязательно ударит и по тебе, Джордж, — сказал я. — Еще не поздно все это прекратить.
     —  Уже невозможно.
     —  Мы можем прикинуться, будто ты выиграл пари, а деньги можешь оставить себе.
     —  Нет. Тут ставкой моя честь.
     —  Знаешь, мне не кажется, что тебе удастся заполучить много новых душ. Большинство уже бросило эту затею. К тому же они не хотят поставить своих друзей в ту же ситуацию, в какой оказались сами.
     —  Да неужели? — ухмыльнулся Джордж. — Я это исправлю.
     
*  *  *

     Мистер Хаффмэн вошел в класс и начал писать на доске. Как и всегда, его брюки были припудрены меловой пылью.
     Джордж вытащил один из бланков, сунул его в рот и с минуту пережевывал. Затем, когда бумага стала мягкой и липкой, он швырнул ее так, чтобы она прилипла к доске рядом с тем местом, где писал Хаффмэн. Учитель замер, потом обернулся. Все взгляды устремились на Джорджа.
     —  Это ваше, мистер Фолц? — спросил Хаффмэн, глядя Джорджу в глаза и показывая на лепешку жеваной бумаги.
     —  Нет, сэр. Полагаю, это бумага Билли.
     Я застонал, припомнив, каких усилий потребовалось Билли уговорить Джорджа взять его душу.
     —  Это верно, мистер Шонветтер? — спросил Хаффмэн.
     —  Я… надеюсь, что нет, — пробормотал Билли. Остальные нервно засмеялись.
     —  Вы не знаете, бросили ли вы бумагу, или нет? — изумился
     Хаффмэн.
     —  Э-э… нет, сэр. То есть, да, сэр, но я не…
     —  Мистер Хаффмэн, — сказал Джордж, — полагаю, если вы развернете этот комок бумаги, то найдете на нем подпись Билли.
     Все снова рассмеялись.
     —  Я не собираюсь прикасаться к этому отвратительному предмету. Мистер Шонветтер, возможно, вы будете столь любезны и снимете с доски вашу личную собственность, чтобы мы смогли продолжить обсуждение.
     —  Да, сэр. — Билли почти подбежал к доске и снял жеваную бумагу. — Спасибо, сэр.
     Хаффмэн пристально посмотрел на Джорджа, приподняв левую бровь, потом повернулся к доске и стал писать дальше.
     В этот же же день немного позднее Джорджа время от времени видели в одном из углов. Поигрывая зажигалкой, он сжигал какие-то клочки бумаги. И теперь все с еще большим отчаянием возжелали получить обратно свои души, пока не стало слишком поздно.
     
*  *  *

     В конце пятой пары Лиза Адамс заметила меня на втором этаже, подошла и заговорила. Лиза моя приятельница. Вид у нее был бледный, как и у большинства остальных моих одноклассников.
     —  Слыхал, что последние два дня все друг у друга покупают души? Так вот, я тоже в это впуталась. Не могу поверить, что оказалась такой дурой.
     —  Угу, — покачал я головой. — Это действительно зашло слишком далеко. Жаль только, не знаю, что можно сделать, чтобы помочь.
     —  А я знаю. Видишь ли, Джордж сказал, что вернет мою душу, если я заплачу ему десять долларов и принесу три новых души.
     Я отступил на шаг.
     —  Да успокойся ты, — сказала она. — Я не собираюсь просить у тебя деньги. Ты для этого слишком хороший мой друг.
     Я сделал еще шаг назад.
     —  Десять долларов я уже раздобыла, да и две души тоже. Я вот думаю, как было бы здорово, если бы ты…
     Я повернулся и зашагал прочь.
     —  …если бы ты подарил мне свою душу.
     —  Нет!
     Я зашагал быстрее, но она не отставала. Я свернул за угол и вошел в душевую.
     —  Я не стала бы просить, если бы не любила тебя! — крикнула она вслед.
     Я ворвался в мужской туалет, отыскал свободную кабинку и сел. Уф, еще чуть-чуть, и…
     Но тут дверь в туалет распахнулась.
     —  Я знаю, что ты здесь, — сказала она.
     Кто-то из парней в этот момент облегчался, кто-то застегивал ширинку. Я услышал протестующие крики.
     —  Где ты? — пропела Лиза.
     Она принялась заглядывать во все кабинки по очереди. Голос ее все приближался.
     —  Джордж говорит, что это не так уж и скверно, когда привыкнешь.
     Я вышел из кабинки и направился к окну. Она тут же оказалась рядом.
     —  Пожалуйста! Ты должен мне помочь!
     Я бросил на нее только один взгляд через плечо, выпрыгнул в окно на крышу первого этажа и помчался во весь дух.
     Добежав до края крыши, я спустился по лесенке вниз и решил пропустить последнюю пару.
     
*  *  *

     В четверг утром каждый жаждал заполучить мою душу. Я остался единственным. Я не мог спокойно пройти по коридору — меня тут же обступала толпа зомби.
     Третьей парой была математика. Я сидел на заднем ряду, Джордж пристроился на свободное место рядом со мной. Он сказал мне, что отдаст мне половину денег, если я продам ему душу. Я не ответил.
     Он обвел взглядом аудиторию, рассматривая остальных.
     —  Что ж, если ты не продашь ее мне, кто-нибудь из этих придурков найдет способ заставить тебя сделать это для себя.
     Вошел Хаффмэн, нарисовал на доске большой треугольник и заговорил о цепочках букв и пирамидальных схемах.
     —  Все эти схемы основываются на так называемой «теории еще большего дурака», — сказал он. — Чтобы заплатить предыдущим вкладчикам, требуется все возрастающее количество дураков. И, как ни поразительно, но в определенный момент дураки всегда кончаются.
     —  Джордж, — прошептал я, — он что-то знает насчет душ.
     —  Тише.
     —  В экономике имеется явление под названием «дефицитное финансирование». Может ли кто-нибудь объяснить, как оно работает?
     Хаффмэн все бормотал и бормотал.
     —  Готов поспорить, что он обо всем знает, — прошептал я.
     —  Ты так думаешь? — заметил Джордж. Он вовсе не казался встревоженным и внимательно слушал — наверное, пропитывался идеями для следующих махинаций.
     —  Где еще ты видим принцип пирамидальной структуры? Что вы скажете по поводу пищевой цепи? А ядерные реакции, прирост населения, распространение инфекций? И здесь та же геометрическая прогрессия, тот же эффект умножения…
     —  Джордж, а что, если он донесет на тебя директору? Тебя же исключат.
     —  Заткнись. Это может оказаться важным.
     —  Вряд ли, Он не станет спрашивать эту тему на экзамене.
     —  А как насчет распространения идей? Публикации. Радио и телепередачи. Даже преподавание — в тех редких случаях, когда на преподавателя обращают внимание.
     —  Джордж, он заставит тебя вернуть все души.
     Джордж улыбнулся.
     —  Не думаю, — сказал он, потом вынул из дипломата листок бумаги и протянул его мне.
     «Обладатель данного документа отныне является полным владельцем души, ранее принадлежавшей нижеподписавшемуся. Подпись: Джон К. Хаффмэн».
     Я поднял глаза. На меня смотрел Хаффмэн. Лицо у него было бледное, как мел — он тоже стал зомби. Я содрогнулся.
     
*  *  *

     Я увидел Джорджа снова после занятий. Он опять поднял цену на души, пустив в ход все, что смог придумать.
     Он знал меня лучше, чем кто-либо другой, все мои пристрастия и стремления, мои страхи, мечты и кошмары.
     Он испробовал их все.
     Наконец у него кончились все идеи.
     —  Послушай, — сказал он. — Не знаю, что еще тебе предложить, Может, ты сам что-нибудь придумаешь? Что ты хочешь прямо сейчас, больше всего на свете?
     Мне хотелось только одного — чтобы он раздал все души обратно. Я заговорил об этом, но он меня перебил.
     —  Знаю, — возбужденно произнес он. — А давай так — ты отдашь мне свою душу в обмен на все остальные. Тогда, если захочешь, можешь вернуть их прежним владельцам.
     Я не знал, что ему ответить.
     —  Ты только подумай, — продолжил Джордж, — ведь ты станешь самым популярным парнем в классе. Все будут смотреть на тебя и думать: «Он спас мою душу. Он пожертвовал ради меня своей. Какой парень!»
     —  Но что станет с моей душой?
     —  Я стану обращаться с ней так, словно она моя.
     —  А я получу ее когда-нибудь обратно?
     Джордж склонил голову набок.
     —  Трудно сказать… Так по рукам, или нет?
     Я ненадолго задумался. Джордж пару раз бросил взгляд на часы.
     —  Ладно, ладно, — решился я. — По рукам.
     Я подписался.
     —  Выходит, я выиграл пари, — улыбнулся Джордж.
     —  Похоже на то.
     Я сунул души в портфель и направился домой. В тот вечер я рано лег спать. И спал очень скверно.
     
*  *  *

     Утром я задумался, не брать ли с каждого по доллару, возвращая душу. Было бы справедливо, чтобы я получил что-нибудь взамен. Но это слишком уж смахивало бы на жадность, и я передумал.
     В перерыве между лекциями я начал раздавать души обратно, но никто не испытывал ко мне особой благодарности. Большинство достигло крайней стадии апатии. Самое большее, на что они еще были способны — взглянуть на меня с холодным недоверием, словно во всем случившемся виноват был именно я. Я пожалел, что вообще решил им помочь.
     Джордж заговорил со мной после истории.
     —  Сколько у тебя еще осталось?
     Я заглянул в портфель.
     —  Около десятка.
     —  Я тут поразмыслил, и мне стало действительно не по себе оттого, что у тебя нет своей души. Вот что я тебе скажу… я тебе ее верну в обмен на одну из тех душ, что у тебя остались. Ты даже сможешь выбрать ее сам.
     Что он задумал на этот раз? Если он пытается соблазнить меня, то весьма удачно. Я закрыл глаза и на минуту задумался.
     —  Посуди сам, — сказал Джордж. — Ради них ты пожертвовал частью самого себя, и что же ты получил взамен? Да ничего.
     Я открыл портфель и просмотрел листки бумаги, читая про себя написанные на них имена. Наконец я выбрал один и вынул его, отдав Джорджу.
     —  А, Лиза Адамс, — прочитал он. — Отличный выбор.
     Внезапно до меня дошло, что же я наделал.
     —  Ты не расскажешь ей об этом, ладно?
     —  Нет, конечно, нет, — отозвался он, возвращая мне мой бланк. — Держи свою душу — она лишь слегка помялась. Надеюсь, в будущем бы станешь обращаться с ней аккуратнее.
     Я сложил листок бумаги и сунул его в бумажник. Я немедленно почувствовал себя лучше, но ненадолго.
     Чуть позднее я раздал оставшиеся у меня листки. Во время ленча ко мне подошла Лиза Адамс и принялась на меня орать. Она была в ярости.
     —  Джордж сказал, что из всего класса ты выбрал именно меня. Не захотел, чтобы я вернула свою душу.
     Я не знал, что ей ответить. Настроение у меня стало гнусное. Не думал я, что Джордж проговорится.
     —  Как ты мог так со мной поступить? — зарыдала Лиза. — Я думала, что ты мой друг. Ну почему ты выбрал именно меня?
     Я встал и вышел. Впрочем, я не был особенно голоден.
     
*  *  *

     После полудня я отыскал Джорджа и завел его в пустой класс.
     —  Ты меня предал.
     —  А ты предал Лизу. Я лишь сказал то, что сказал бы ей
     кто-нибудь другой.
     —  Но ты же обещал, что ничего ей не скажешь!
     —  А я ничего и не говорил. Я написал ей записку.
     —  Меня от тебя тошнит. — Я тряхнул головой от отвращения. — Тебе еще не надоела эта мелкая забава?
     —  Вообще-то да. Хочешь услышать мой самый последний план?
     —  Нет! Я хочу только, чтобы ты вернул Лизе душу.
     —  Забудь об этом.
     —  Но послушай, Джордж, ты ведь доказал свою правоту. Ты уже заполучил души каждого из тех, кто учится в одиннадцатом классе… — Я запнулся. — Погоди-ка, возможно, и нет.
     —  Что ты хочешь этим сказать?
     Я посмотрел ему в глаза.
     —  До меня только что дошло… ведь ты еще не выиграл пари!
     —  Конечно, выиграл.
     —  Нет. Вспомни, мы спорили о том, что каждый из одиннадцатого класса продаст свою душу.
     —  Так и оказалось. Я проверил все имена. Ты был последним.
     —  Нет. — Я протянул к нему палец. — Ты последний! Ты еще не продал свою душу! Вот что… я дам тебе за нее доллар.
     —  Это в условия не входило, и ты об этом знаешь!
     —  Что-то я не припоминаю, что ты делал исключение для себя.
     —  Да, не делал, — признал Джордж. — До меня это дошло только сейчас.
     —  Ты говорил, что купить можно каждого. А что ты скажешь про себя? Продашь ли ты свою душу, чтобы выиграть спор?
     Джордж уставился на меня.
     —  Разве я похож на идиота?
     —  Тогда за сколько ты ее продашь? Назови цену.
     —  Раз уж ты спросил, то знай, что тебе она не по карману, — равнодушно ответил он.
     
*  *  *

     Тут вошла Лиза. Очевидно, она слышала весь наш разговор.
     —  Я думаю, он не продает свою душу только потому, что ее у него нет, — сказала она, едва сдерживая ярость. — Иначе ты не был бы столь жесток. Быть может, ты с успехом доказал, что все мы продажны, но это лишь потому, что мы люди, потому что у нас есть души, если уж с этого начать. В отличие от тебя.
     —  Но у меня есть душа, — засмеялся он. — Вот здесь.
     Он помахал листком бумаги.
     Лиза протянула к ней руку.
     —  Это не твоя душа. Это моя!
     —  Больше не твоя, — заметил Джордж, отодвигая руку с листком подальше от нее. — Она принадлежит мне, полностью и целиком.
     Я встал между ними — Лиза явно была готова избить его до полусмерти.
     —  Послушай, Джордж, у меня есть идея. Ты говорил, что ты владелец этой души, принадлежавшей Лизе, верно?
     —  Верно.
     —  Поэтому в каком-то смысле это «твоя» душа, так?
     —  Правильно.
     —  А ты остался единственным из тех, кто еще не продал душу. Так что если ты сейчас ее продашь, а ведь она, как я уже говорил, «твоя», это будет означать, что каждый в нашем одиннадцатом классе продал свою душу. Правильно?
     —  Да вроде бы так.
     —  Так что если ты продашь ее Лизе, то выиграешь спор, а Лиза получит свою душу обратно.
     —  А тебе не кажется, что логика у тебя какая-то кривая? — рассмеялся Джордж.
     —  Может быть, — пожал я плечами. — Так что, идет?
     —  Гм, вообще-то, она мне успела очень понравиться, — сказал Джордж, поглядывая на бланк. — Но раз уж без этого мне не выиграть пари…
     Лиза осторожно протянула Джорджу доллар, а другой рукой взяла бланк со своей подписью.
     —  Итак, Джордж, — сказал я, — похоже на то, что все, что ты сделал доказывает, что ты такой же продажный, как и мы все. В конце концов и ты продал свою душу.
     —  Вообще-то на самом деле это не была моя душа, — заметил Джордж. — То была душа Лизы.
     —  Ах, теперь это уже моя душа, — сказала Лиза. — Выходит, на деле ты не продал по-настоящему свою душу. Что ж, очень скверно для тебя. По-моему, в итоге ты проиграл свое дурацкое пари!
     Джордж начал бормотать что-то о технических деталях. Мы с Лизой переглянулись и тут же расхохотались.
     —  Да брось, Джордж, признай факты. Ты проиграл, и прекрасно это знаешь.
     Джордж запнулся, потом тоже улыбнулся.
     —  Да ладно, признаю. Я проиграл. Я был неправ. Не все продажны. Все, кроме меня!
     Слегка удивленная Лиза покачала головой.
     —  Да, верно.
     Неожиданно раздался громкий звук, похожий на раскат грома. Воздух наполнился запахом серы. Лиза сморщила нос и с подозрением взглянула на Джорджа.
     —  Не ты ли только что?..
     Мы обернулись и увидели высокую фигуру у дальней стены класса. Большие темные глаза и черная, аккуратно подстриженная бородка придавали ему странно знакомый вид. На нем был серый деловой костюм, а в руках дипломат, очень похожий на дипломат Джорджа.
     —  Мистер Фолц, — произнес он сильным звучным голосом, — я очень много о вас наслышан.
     Он протянул Джорджу визитку, и они пожали друг другу руки.
     —  О, — сказал Джордж, — вижу, вы работаете на ИТС.
     —  Верно. Я сотрудник Инфернальной Таможенной Службы.
     —  Джордж протянул незнакомцу свою визитку. На ней было всего несколько слов: «Джордж Фолц, душевладелец».
     —  Мы уже некоторое время за вами наблюдаем, — сказал незнакомец. — Я здесь для того, чтобы сделать вам предложение. Мне кажется, вас ждет большое будущее в сотрудничестве с нашей организацией.
     —  Вы серьезно?
     —  Абсолютно. Ваша деятельность произвела на нас очень большое впечатление, но мне хотелось бы обсудить преимущества слияния наших фирм. Уверяю вас, вы сможете удвоить, даже утроить свой бизнес за сутки.
     
*  *  *

     Джордж и незнакомец медленно вышли из класса. Мы с Лизой, охваченные ужасом, посмотрели им вслед.
     —  Джордж, будь осторожен! — крикнул я.
     Он кивнул.
     —  Мистер Фолц, мы можем предложить вам восхитительную, захватывающую карьеру. Как вы, возможно, знаете, оклады у нас одни из лучших в бизнесе.
     —  А как насчет премиальных, гонораров, пакетов акций и прочего?
     Мы наблюдали за ними, стоя в дверях. Лиза взяла меня за руку.
     —  О, полагаю, вы будете весьма довольны выгодами нашего сотрудничества. У нас весьма велик список планируемых пенсионеров… А вы, новые сотрудники, такие жизнерадостные, неутомимые дьяволята, что…
     —  Прекрасно, прекрасно, — прервал его Джордж. — Но прежде, чем мы продолжим разговор, мне хотелось бы, чтобы вы подписали соглашение о намерениях. Это стандартный текст, можете прочитать его, если хотите. Вот тут, подпишитесь возле крестика…
     
     
     Vickers, Earl.  A dollar for your soul, 1990.
     ©  Андрей Новиков, перевод, 1993 (e-mail: novanal@junik.lv).
     Публикации: Земе (Рига), 11—12.1993.
     Все права сохранены. Любое коммерческое использование данного текста без ведома и согласия переводчика запрещено.
     

Другие материалы по теме


Источник: http://tarranova.lib.ru/translat/v/raznoe/vikers01.txt
Категория: Приметы | Добавил: Seer (12.02.2007) | Автор: Earl Vickers
Просмотров: 2402 | Рейтинг: 4.5

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Логин:
Пароль:

Поиск по каталогу

Друзья сайта

Статистика


©  Прекрасный новый мир, 2007—2010
Хостинг от uCoz